Алиса путешествует на автоплане

Размер шрифта:
  • А
  • А
  • А

П о й м а й    к о т а !


Фото статьи

Алиса путешествует на Автоплане

Рассказ

     

Автоплан «Стриж» стоял уже у подъезда. Подошла к окну. Из окна четвертого этажа я смотрела на эту необычную машину - она была похожа на птицу со сложенными крыльями, но в то же время она также была похожа и на обычный автомобиль. Внешние очертания, когда на него смотришь сверху, были почти обычными - автомобильными. Только колеса выглядывали чуть-чуть из-под кузова. На кузове сверху сзади было оперение – как у самолета.

    Бордовый цвет придавал машине ощущение мощи, чувство скорости, стремительности. Она казалась машиной пришельцев с другой планеты. Отец только что пригнал ее с автостоянки.
   Они с мамой и братом купили ее вчера. Мне тоже очень хотелось быть с ними – выбирать машину, но не смогла. Дела!
   А сколько было разговоров про автопланы! До этого я их видела только по телевизору. Вот папина мечта, наконец-то, осуществилась! Он давно хотел купить летающую машину.
      Мы ещё вчера вечером с волнением обсуждали план поездки на «Стриже». С нетерпением ждала этого момента! Хочется быстрее испытать те необыкновенные чувства, которые не испытаешь на обычной машине! Я уж столько слышала об этом!
       Наконец-то! Мы собрались и всей семьей спустились к машине. С собой  набрали всякой всячины - еду, одежду - целый рюкзак, мангал; папа взял свои рыболовные снасти, матрац - мы будем и на озере.
      Ну, вот она! Какая красавица! Я ее и потрогала и обошла вокруг!
      Папа нажал на кнопку в ключе, квакнула сигнализация. Брат открыл дверцу багажника; мы запихали туда все наше имущество. А я быстрее открыла заднюю дверку машины. Машина довольно высокая, даже выше, чем «Джип». Наступила на подножку, запрыгнула в кабину.
     Все так уютно! Мама села рядом со мной, а папа с братом – впереди. Папа сел за руль. Мне показалось, что приборов у автоплана гораздо больше, чем в обычном автомобиле. И есть какие-то незнакомые приборы, которых у обычных машин нет. И есть еще рычажки, которых тоже у обычных машин нет. Ну, потом я расспрошу постепенно у папы обо всем.
    Папа вставил ключ в замок зажигания и завел мотор. Мотор заурчал тихо-тихо, где-то за нашей спиной, звука почти не было слышно.
    Хотели выехать назад, а там машина стоит - не дает нам выехать. Папа говорит, что придется выезжать вбок - вправо.
  - А как это вбок?- спрашиваю.
  - Встанем на «подушку» ответил он, и дальше начал вслух говорить о своих действиях.
  - Вначале откроем затворы передних-подъемных вентиляторов; потом включим подъемные вентиляторы; они нам создадут воздушную подушку и эта «подушка» поднимет нашу машину сантиметров на тридцать, хотя она может поднять и на пятьдесят сантиметров, но нам для выезда в этом нет необходимости. Достаточно, чтобы колеса оторвались от асфальта на два-три сантиметра.
     Тут папа нажал на выключатель перед собой и раздался ровный гул. Это открылись затворы.
- Теперь включаю вентиляторы.
   Снова раздалось ровное гудение, затем легкое шуршание в передней части машины и под нами. Через несколько секунд автоплан слегка качнулся и начал подниматься вверх. Из-под машины слегка поднялась пыль. Потом папа нажал еще на рычажок перед собой слева, и машина плавно поехала вбок - вправо. Папа сказал, что машина поехала вправо, потому, что он открыл боковой щиток слева. Воздух начинает сильно выходить с этой стороны, получается реактивная тяга - она и толкает машину вбок. Мы выехали на свободное место, потом машина опустилась на колеса и, мы поехали. Во дворе люди с любопытством смотрели в нашу сторону. Все-таки необычная машина!
Тут снова раздалось уже знакомое гудение.
  - Что это опять?- спрашиваю у папы.
- Это затворы вентиляторов автоматически закрылись. При езде на колесах они должны быть закрыты, иначе могут повредиться лопатки вентиляторов камешками, вылетающими из-под колес других машин.
Выехали со двора, повернули на проспект Гончарова.
   Органы управления при езде на колесах как бы те же, но не совсем. Есть руль, педали тормоза, сцепления, педаль газа. А вот рычага переключения передач нет. При повороте, как и на обычном автомобиле, папа включает поворотники. И, еще оказывается, у нас включен проблесковый маячок на киле. Это чтобы нас издалека замечали другие водители; мы все-таки отличаемся от обычных машин.
   Дальше нам довольно долго надо ехать по городу, а потом - за город.
   Вчера, когда обсуждали план поездки, мы составили интересный маршрут. Решили накататься сегодня от души! Маршрут будет проходить и по дорогам, а потом свернем с дороги на луга - там уж мы будем не ехать, а лететь. В километрах  ста пятидесяти от города есть довольно большое озеро - Кайгал называется, поедем и туда. Папа хочет полетать над озером и порыбачить прямо из кабины, как с лодки. И как он это собирается делать? Мы не утонем? Надо же тогда стоять на одном месте. Папа говорит, по пути к озеру надо преодолеть речку Штиль, а потом пролететь над болотистым местом. Ну и маршрут!
   После рыбалки папа хочет забраться на горы - они за озером. Это гряда холмов - Майские горы называются. По склонам  этих Майских гор папа хочет сначала подняться вверх, потом проехать вдоль склонов и спуститься вниз. Папа решил, похоже, испытать «Стрижа»  всерьез. Интересно, не страшно все это будет?
   Но, пока едем по городу.
   Из окна все отлично  видно. Мама сидит со мной рядом и вся светится. Похоже, ей тоже здорово все нравится! Папа что-то на ходу объясняет брату, показывает то на рычажки, то на приборы. Брат внимательно слушает и кивает головой.
   Наконец-то выбрались из города. Дорога лежит прямая и широкая. Папа быстро набрал скорость, и мы понеслись. Обогнали несколько машин, нас тоже обгоняли какие-то лихачи. От города отъехали, наверно, километров на двадцать; тут некоторые встречные машины начали мигать фарами. Ну, это я знаю почему. Значит - впереди ГАИ. Папа немного сбросил скорость и, тут впереди показалась машина ГАИ.
    Она стояла у перекрестка. Нас, конечно, остановили. Подошел гаишник, представился: "Старший лейтенант Вафин. Ваши документы". Папа вышел из машины, показал документы. Потом они обошли машину, что-то посмотрели сзади. Наверно, все в порядке. Папа сел в машину, и мы поехали дальше.
   Папа говорит, что гаишник особенно смотрел, есть ли у меня  категория F2. Для вождения автоплана "Стриж" надо иметь такую категорию. Вообще, категория F дает право на вождение автопланов, но, надо еще, чтобы F была с цифрой: F1- это на мотопланы, F2 – на легковые, F3- на  грузовые  автопланы; есть еще F4, F5.
    Впереди дорога пошла по ровной местности. Справа были луга, слева - поля. Папа решил немножко поболтать, похоже. Решил о своих ощущениях от управления автопланом рассказать. Он, вообще-то, и до покупки своей машины ездил на автопланах. Когда учился в автошколе на категорию F2. Он там учился полгода. Сначала, учились водить автопланы при движении на колесах - внутри города, за городом по дорогам. Потом, когда это освоили, начали учиться водить автопланы в режиме полета. Сначала на полигоне автошколы, потом выезжали на колесах за город и летали над лугами, учились пролетать над оврагами и перепрыгивать не очень высокие холмы и возвышенности. После этого уже начали учиться преодолевать водоемы, летать над озерами, реками, садиться на воду.
   Курс, по словам папы, гораздо сложнее, чем курсы для водителей обычных машин. У него есть права на категорию B. Кроме правил дорожного движения, надо еще осваивать и правила движения по водоемам на маломерных судах. Ведь при движении над озером или реками надо понимать все речные знаки и соблюдать правила.
   Управлять автопланом, говорит папа, также легко, как и автомобилем. Машина хорошо слушается руля, маневренная, имеет малый радиус разворота. Очень надежные тормоза. Руль используется и при движении на колесах, и при движении на "подушке". Для этого он имеет два положения. Для перевода из одного положения в другое используется затвор-муфта. В положении движения на "подушке" рулевая колонка может поворачиваться, как штурвал самолета. Поворотом колонки управляется стабилизатор; если на скорости свыше шестидесяти километров в час повернуть стабилизатор, машина может сделать подскок для преодоления непротяженных возвышенностей или оврагов.
   Скоро выйдут автопланы, у которых вместо руля будут джойстики. Управление должно быть еще приятнее и комфортнее. Не надо будет крутить баранку - сиди себе и правой рукой двигай рычаг, куда тебе надо. Не будут уставать плечи и шея при длительной езде.
   Тут я услышала тихое шуршание впереди, под нами и сзади над головой. Ну, это я поняла. Это включились все вентиляторы - и подъемные и маршевые. Значит мы прямо на ходу, не останавливаясь и не сбавляя скорости, становимся на "подушку". Пока я это соображала, машина накренилась вправо и мы, с сходу съехали с дороги; она как бы слегка провалилась в яму, а потом выправилась и полетела над землей.
   Ну, папа, предупреждать надо! От таких сюрпризов может и плохо стать! Я как завизжу-у-у! А папа и брат хохочут! Они, видно, заранее договорились. И мама ойкнула! Я подумала, что мы переворачиваемся!
   Вот, как адреналин выделяется!
   Дальше машина полетела над проселочной дорогой; за нами остается хвост пыли, как и за обычной машиной. Но, впереди все отлично видно. Под нами мелькает дорога, трава, полевые цветы по бокам, но, что необычно - так это не трясет, хотя под нами очень неровная дорога. Машина слегка только плавно движется то вверх, то вниз. Можно сказать даже - убаюкивающее плавно и бережно. Как в самолете - то вверх, то вниз.
    Это похоже на полет во сне - низко над землей, все рядом!
   Впереди показался какой-то овраг. Но, мы летели прямо, не сворачивая в сторону! Пока я думала, что же будет делать папа, автоплан уже подлетел к оврагу. Тут папа резко повернул на себя рулевую колонку, машина задрала нос, на мгновение земли не стало видно - только небо, а потом машина плавно опустила нос - мы уже оказались на другой стороне оврага. От неожиданности я вскрикнула! Сердце чуть не улетело в пятки - еле успела поймать! Классно! У-у-ух! Й-е-ес!
   Машина полетела дальше ровно и быстро. Мама ведет себя, в основном, невозмутимо. Она уже каталась на автоплане. Они с папой выезжали со знакомыми на природу на их «Стриже». Помню, она рассказывала об этом с восторгом.
   Впереди показался лес.
   - Это Тагайские леса,- сказал папа, как будто отвечая на мой молчаливый вопрос.
   Вот лес уже рядом. Лес, в основном хвойный, деревья стройные и высокие.
- Строгий лес,- подумала я.
   В лес вела какая-то проселочная дорога, она продолжала вилять и по лесу. Над ней мы и полетели. Видимо, вчера был дождь. Дорога, как всегда в лесу, была неровной; довольно глубокая колея прорезала ее, местами были ямки, впадины, заполненные водой. Да и колея  местами была в воде. Но, мы двигались вперед без опаски и тревог, нам нечего было беспокоиться о том, как мы проедем те места, которые были бы непроезжими для обычных автомобилей.
   В лесу, конечно, папа сбавил скорость - можем ведь стукнуться о какое-нибудь дерево, да и ветки деревьев и кустарников довольно хлестко били по кузову.
   Вот начали проезжать сосновый бор - деревья стоят как на подбор, будто солдаты в строю. Справа от нас склон, полого спускающийся к реке; сосны словно собрались дружно сбежать вниз. Сейчас прикажу: "Бегом марш!"
    Земля между соснами чистая - ни одной упавшей ветки, как будто убирали, поросшая невысокой изумрудно-зеленой и ровной травой, как ухоженный газон.
   Проехали уже довольно много. Тут впереди появилась неожиданная преграда - застрявший "Джип". Двое мужчин копошились возле машины. Впереди машины я увидела натянутый трос, почему- то обвитый вокруг сосны.
   Тут нас остановил мужчина, подошел к нам. Как я поняла, он просит помочь вытащить машину.
   Слышу ответ папы, что мы сами не сможем им помочь. Говорит, за лесом есть довольно большое и крепкое село Сихонкино. Живет там толковый и деловой народ. Там можно найти трактор и вытащить машину.
   - Если хотите, можем подвезти,- говорит папа.
   Мужчина согласился и сел с нами рядом. Их "Джип" мы объехали или, лучше сказать, облетели - слева была поляна, более - менее свободная от кустарников.
    Примерно через полчаса лес начал редеть, впереди открылась низина и село.
- Вот и оно - Сихонкино, - говорит отец.
   Съехали вниз по дороге и через несколько минут замелькали дома. Потом проехали мост. Да, когда выехали из леса, папа перешел на режим движения на колесах. О, сразу чувствуется - трясет! Это не то, что на "подушке"!
   Впереди показались длинные здания - наверно, здесь у них трактора.
   Папа остановил автоплан. Когда мужчина выходил из машины, сказал:
   - Да, твоя тачка круче, чем моя "Мицубиси - Паджеро", хоть и отечественная! Вижу, управление простое - и когда летели, и когда ехали. А, салон - изысканный, как у "Мазды". И, вообще, у машины - престижный вид!
   Папа засиял весь, поблагодарил его за комплименты, пожелал ему удачи и, мы поехали дальше.
   - Скоро будет река,- говорит папа.
 Ну, ладно, хоть предупредил.
- Папа, спускайся к реке аккуратно,- решительно потребовала я. Я уже сегодня визжала несколько раз!
  - Хорошо, дочка - пообещал он.
   Проехали, наверно, с километр от села; папа остановил машину.
   - Давай поменяемся, - говорит брату.
   Они поменялись местами. Брат сел за руль, и мы покатили дальше. Через некоторое время брат сделал все нужные манипуляции, машина на ходу встала на "подушку", стало опять приятно ехать, не тряско.
   Впереди я увидела речку, вьющуюся по долине, с берегами, заросшими кустарником. Дорога

уткнулась в реку. Почему-то моста нет; вброд, что ли все переходят? Брат сбавил скорость и по пологому берегу, мы спустились к реке, а потом, не останавливаясь, пролетели над водой – «на глазах у изумленной публики». Справа от нас на песчаном пляже загорали люди. По левому берегу к воде спускалось стадо коров и коз.
   - Уже есть хочется,- говорит мама.
- Минут через десять будет озеро, там и пообедаем, - говорит папа.
   Наконец-то, озеро Кайгал!
   Брат остановил машину недалеко от берега. Мужчины занялись костром, а мы с мамой начали раскладывать на траве все необходимое для обеда.
   Обед получился славным! Шашлыки, конечно, всегда приятны. А, тем более, на природе - долина, стрекочущие в траве кузнечики, лес, задумчиво темнеющий вдали, рядом голубое озеро, Майские горы, сплошь зеленые, кажущиеся совсем  рядом! Красота!
Отдохнули после обеда.
Папа говорит:
- Сейчас будем рыбачить.
   Попрыгали в машину, встали на "подушку" и, по более-менее пологому берегу, спустились к озеру. За рулем уже был папа, он на свой взгляд рыбака нашел место на озере, недалеко от берега - заводь какая-то, вдоль берега-кустарники, камыши. Интересно, клевать-то хоть будет? Вроде бы, рыбачат или рано утром или вечером? Но, похоже, папе интересен сам процесс, а не результат.
     Выбрав место, папа опустил автоплан на воду. Машина несколько погрузилась в неё.
  - Сейчас надуем баллоны,- говорит папа. Они под нами, в каждом отсеке подкупольного пространства.
   Слышу гул. Это насос работает. Минуты через три насосы выключились автоматически.
    Папа открыл свою дверцу, посмотрел вниз.
- Смотрю ватерлинию,- говорит.
- И что?
- Нормально. До ватерлинии есть еще запас. А теперь брошу якорь. А то нас может начать сносить с места - ветерок немного дует. Парусность у нас довольно большая.
    Брат тоже открыл дверцу со своей стороны. Оба достали удочки и уселись рыбачить.
А нам с мамой что делать? Спать - вот что!
   Я задремала. Проснулась от шума мотора. В нашу сторону приближалась моторная лодка, в ней два человека в форме.
   Подплыли к нам, встали рядом. Один мужчина высокий, здоровый, представился:
- Старший инспектор Шеламыдов. Ваши документы.
   И тут инспекция! Проверили у папы документы, пожелали удачной рыбалки и уехали.
   - А почему нас проверяют?- говорю папе.
   - Ну, мы относимся одновременно и к классу маломерных судов, вот нас и проверяет инспекция по ним. Раз мы находимся на водоеме, мы подпадаем под их контроль.
   - Ну что, наловили чего-нибудь?- спрашивает мама.
   - А как же! На уху хватит!- говорит брат и показывает ведерко. Там плескались какие-то рыбки. Несколько больших и поменьше.
   - Так, продолжим путь,- говорит папа.
   Свернули удочки, убрали якорь, спустили баллоны. Машина постепенно поднялась из воды, потом оторвалась от нее и полетела вдоль берега.
   Озеро вытянутое и довольно узкое. Берега в основном ровные, кое-где вода почти вровень с землёй, а кое-где берег выше воды почти на полметра. За нами остается расходящийся след на воде, но не такой бурлящий, как за моторной лодкой. Вода за автопланом плавно сходится. Папа говорит, под нами от воздушной подушки вода выдавливается, образовывается водяная чаша, по форме, подобной форме корпуса автоплана. Но, эта чаша не создает большой волны, поэтому вода за машиной быстро успокаивается.
   Мы с ходу выпрыгнули на берег и дальше уже полетели над землей.
   - А теперь, в гору!- говорит папа.
   Да, гора эта - интересная. Покатые бока, как слоновьи спины, сплошь заросшие пронзительно зеленой низкой травой.
    Через полчаса мы оказались рядом с Майскими горами.
   - Папа, а мы не заблудимся? Вон, в какие дебри забрались.
   - Нет, Алиса, не заблудимся. Во-первых, у нас есть радиокомпас. Он является бортовым автоматическим радиопеленгатором. По нему можно водить автопланы по широковещательным радиостанциям и радиомаякам. Радиомаяки установлены в разных местах России на специальных мачтах. Часто их устанавливают и на мачты антенн сотовой связи. Выгодно и операторам сотовой связи и операторам навигационной сети.
   Радиокомпас может работать в трех режимах: собственно как компас - в этом режиме идет автоматическое пеленгование наземной радиостанции; в режиме "Антенна" - используется в качестве радиоприемника и в режиме "Рамка" - режим слухового пеленгования - как охота на "Лис".
   Во-вторых, мы можем в любой момент подключиться к спутниковой навигационной системе "Глонасс".
   - А что это за система?
   - Ну, ее создавали еще в советское время для военных. А теперь им пользуются все.
   - А, что для этого надо?
   Ну, для того, чтобы пользоваться ГЛОНАСС, никаких специальных действий производить не надо. Большинство навигационного программного обеспечения для смартфонов по умолчанию поддерживает работу с ним. Если такой софт в вашем девайсе установлен «из коробки» - при запуске он автоматически будет соединяться со спутниками и ГЛОНАСС. Кстати, прямо, сейчас и сориентируемся - узнаем точно, где мы находимся.
   Тут он нажал на клавишу и на панели приборов загорелся девятидюймовый дисплей. Через несколько секунд на экране появилась картинка, похожая на карту.
  - Вот эта зеленая точка, говорит папа, это мы. Ниже неё змейкой вьется линия - это река Штиль. Мы ее проехали. А вот озеро Кайгал. Справа темный массив - это Тагайские леса. За озером просматривается контур - это Майские горы. Вот сетка из линий - это автодороги. В нижнем левом углу - край нашего города. За Тагайскими лесами виден квадратик - это село Сихонкино. Ну, и так далее. Масштаб можем увеличить настолько, что наш автоплан будет обозначаться не точкой, а прямоугольником - прямо в масштабе. Можем, конечно, очень точно определить наши координаты.
Отличный «компас»!
    За разговором не заметили, как добрались до подножия холма.
   Папа добавил обороты двигателя, машина прибавила скорость, и мы поехали вверх. Но, в отличие от обычной машины, нос автоплана не задрался вверх, как это бывает, а кузов лишь чуть-чуть наклонился назад, поэтому через лобовое стекло было видно всё, что находилось впереди. Кузов машины держался почти горизонтально, хотя подъем был довольно крутой. Опять вопрос к папе - почему?
   - Все дело в конструкции "юбок" отсеков, - отвечает он. "Юбки" имеют гофрированную часть. Поэтому длину их выпуска можно регулировать. Это, во-первых. Во - вторых, при полете над наклонной поверхностью, со стороны склона их можно убрать настолько, насколько нужно - для этого есть общая рамка с приводом. Вот сейчас я приподнял рамку спереди. Значит, "юбки" тоже убрались и поэтому кузов автоплана остается почти горизонтальным. Для управления рамкой "юбок" имеется рычаг - вот он, напротив меня под рулем. Он устроен довольно сложно и позволяет убирать все "юбки", как полностью, так и частично - слева, справа, спереди или сзади. В зависимости от того, как расположен автоплан относительно склона.
   Пока папа объяснял, мы уже забрались наверх. Как истинные туристы, на вершине мы вышли из машины, нафотографировались, сняли на видео. Какая красота открывается с вершины! Стоишь наверху и как будто рассматриваешь объемную карту - вся местность во всех подробностях как на ладони!
Тут затренькал мой телефон. Подруга звонит, спрашивает:
- Ты где?
 - Я ей:
  - На седьмом небе!
    Насмотрелись, накричались от восторга, сели в машину и наискосок к склону, а потом вдоль склона продолжили наше путешествие. Спускаться было не менее комфортно. Кузов машины также держался почти горизонтально, и сидеть было очень удобно. Под нами мелькали и впадины, и кочки, но они почти не ощущались, так как, по словам папы, "юбка" отслеживает, эти неровности и следует им, поэтому кузов держится почти горизонтально.
Тут брата любопытство заело. Хочет знать - как "юбка" определяет, где впадина, выступ или склон.
   - Я могу вручную управлять "юбкой"  вот этим рычагом. Но, конечно, есть и автоматическая система управления "юбкой". Для этого на автоплане имеются линейные измерители скорости - или коротко ЛИСы. Их четыре штуки - по две  с каждой стороны. Они расположены на крыше кабины, рядом с прожекторами.
    Принцип работы ЛИСов основан на использовании эффекта Доплера. Вы же знаете, что это такое - народ грамотный. Два из них - дальних ЛИСа, два - ближних. Дальние производят перспективный замер профиля поверхности движения - сканируют поверхность движения на удалении около двухсот метров. Ближние ЛИСы делают то же самое, но на близком расстоянии от автоплана - примерно в пятидесяти метрах.

 

Данные с дальних ЛИСов вводятся в бортовой компьютер, потом так же вводятся в компьютер данные ближних ЛИСов. Компьютер как бы получает подтверждение того, что такой элемент профиля есть и вырабатывает команду на непосредственное включение привода "юбок". В качестве привода "юбок" используются линейные электродвигатели, они очень быстродействующие и успевают среагировать на любую команду. В результате мы получаем такую плавную езду и ровное положение кузова при езде по склонам. Как только мы проезжаем то место, где среагировала "юбка", данные о профиле поверхности движения в этом  месте из памяти компьютера стираются, как устаревшие. Иначе никакой памяти не хватит.
   Чтобы не съехать вниз, когда мы движемся параллельно склону, я открыл справа боковой щиток. В результате с этой стороны интенсивно выходит воздух, создается реактивная тяга,  которая и удерживает нас от сползания со склона боком.
   К слову сказать, я не слежу постоянно за положением кузова. За этим следит специальный прибор - гироскоп. На приборной доске, видите, прибор с самолетиком в центре - это авиагоризонт. Он получает команду от гироскопа. По авиагоризонту я всегда могу знать положение кузова относительно горизонта, иначе, при плохой видимости - в тумане или ночью можно ошибиться в определении правильного положения кузова и опрокинуться. А по авиагоризонту можно всегда точно знать, в каком положении мы находимся, даже не глядя в окно.
   Гироскоп работает все время - даже при езде на колесах. Это, чтобы он не вышел из строя - когда гироскоп не работает, он может сломаться из-за тряски на дорогах.
   Поэтому и авиагоризонт все время работает. Это тоже удобно. Можно по приборам  следить за наклоном машины при езде на колесах по уклонам. При критическом угле наклона выдается звуковой сигнал и в кадре на мониторе компьютера появляется текст: "Опасный крен".
   Тут мы спустились к основанию горы. День уже близился к вечеру. Солнце спряталось за холмом, потянуло свежестью. Все-таки - середина августа. Кое-где над лугами и, дальше, над озером начали появляться белые пушистые полоски - это начал подниматься туман.
   - Ну, что,  накатались?- спрашивает папа.
   - Да-а-а!
   - Значит, пора двигаться домой.
   - А, как же уха?- спрашиваю  я.
   - Уху уж дома сварим, - говорит мама.
   Папа снова включил навигатор.
   - Сейчас составим маршрут, по которому можем доехать до трассы наиболее коротким и простым путем.
   Колдовал он минут пять. В конце концов, на экране появилась оранжевая линия, состоящая из прямолинейных и криволинейных участков.
   - Вот теперь есть  маршрут и дальше нас, собственно, будет вести навигатор. По расчетам навигатора, время на обратную дорогу до того места, где мы съехали с трассы - я это место задал за конечную точку маршрута, составит два часа двадцать пять минут.
    Ну, конечно, на маршруте я буду вводить кое-какие корректировки – это могут потребовать особенности местности, которые невозможно полностью учесть при составлении маршрута. А, теперь, домой!
   Ехали мы то нА-колесах, то на «подушке». Папа старался теперь больше ехать на колесах - так, говорит, расход бензина в три раза меньше.
   Ехали где-то час, начало уже темнеть и все чаще встречались участки местности, затянутые туманом. Вдруг въехали в густой туман. Но, машина ехала довольно быстро. Я забеспокоилась - не столкнемся ли с чем-нибудь или с кем-нибудь?
   - Папа,  может,  убавишь скорость?- говорю я.
   - Не волнуйся, дочь, мне все видно, что творится впереди, если не визуально, то на экране РЛС. Изображение местности впереди на экране РЛС, получается, из-за различной эффективной отражающей площади различных объектов. Как результат, на экране различные объекты выделяются по яркости свечения отдельных элементов экрана, по ним можно судить о характере облучаемых объектов.
   Антенна РЛС расположена впереди, между подъемными вентиляторами. Обратила, наверно, внимание на конус на носу машины? Это обтекатель, под ним  расположена антенна РЛС. Когда она работает – совершает качающиеся движения вокруг вертикальной оси и последовательно облучает узкие секторы местности в передней полусфере.

К тому же, РЛС выдает сигнал предупреждения об опасности столкновения с каким-нибудь объектом, если это расстояние меньше какой-то определённой величины, в зависимости от скорости движения автоплана. В аварийных случаях система может выдать сигнал и сама подаст команду на экстренное торможение или, если это - возможно, изменит курс движения, чтобы избежать столкновения.
   Да, я еще не сказала о красоте той части кабины, где сидит водитель. Вообще, конечно, весь салон очень уютный – можно сказать элегантный. Но, где сидит папа! – так завораживающе и загадочно светятся зеленоватым светом приборы, индикаторы, кончики рычагов, контуры педалей; экраны дисплеев горят, как картины художника. Все это похоже на кабину пилотов самолета. Я видела фотографию. Даже ощущение такое, как будто летишь на самолете, когда переходим на режим движения на «подушке». На поворотах кузов наклоняется то вправо, то влево, как самолет на виражах.
   - Папа, откуда ты все это знаешь?- спрашиваю я. Ты сегодня столько всяких сложностей рассказал.
   - Всё это нам рассказывали на водительских курсах. Учиться, конечно, гораздо сложнее, чем на водителя обычных автомобилей. Водителю автоплана надо знать и уметь, все, что знает и умеет водитель автомобиля; знать правила вождения маломерных судов и уметь водить автоплан над водоемами, так же, как и моторную лодку. Плюс ко всему, дается объем знаний по аэродинамике, радиолокации, навигации и топографии. Без этих знаний машину не понять. Поэтому курсы вместе с обучением и практикой вождения автопланов длятся полгода.
   - И сколько стоят курсы?
   - Шестьдесят тысяч пятьсот рублей.
   - Папа, я хотел узнать, сколько стоит наш автоплан?- спрашивает брат.
   - Наш автоплан стоит один миллион сто пятьдесят тысяч рублей. Но, в зависимости от комплектации, «Стрижи» стоят от миллион пятьдесят  тысяч до миллион триста  тысяч рублей. Половину суммы мы уже внесли, а вторую половину надо внести в течение двух лет.
   Даже ночью ехать было светло. У нас были включены фары и два прожектора. С прожекторами видно далеко - далеко – за километр, а может и больше. Правда в тумане видимость резко ухудшается.
   Тут вдруг брат как закричит:
   - Зайцы!
   Точно, впереди, в свете фар показались два зайца. Сверкнули глазами и прыгнули в темноту.
   Так как мы ехали с включенным навигатором, мы знали, где находимся и сколько еще ехать. На экране оранжево горел наш заданный маршрут, а по линии маршрута двигалась зеленая точка – это мы. Я видела, что мы уже подъезжаем к трассе, с которой мы съехали утром. Папа выключил прожектора – их нельзя использовать вблизи трасс, чтобы не ослеплять водителей автомашин.
   Ну, вот она – трасса. Мы подъехали точно к тому месту, с которого съехали с дороги утром. Папа пропустил машины слева и справа и заехал на трассу. С ходу перешел на движение на колесах и, дальше мы поехали в сторону города как обычные автомобили.
   Город весь сиял огнями. Смотреть со стороны на вечерний город всегда интересно – город как оазис света среди тьмы.
   Ну, вот – приехали. Подъехали к своему подъезду. Усталые, сонные вылезли из машины.
   Папа решил посмотреть, сколько же бензина в баке осталось.
   - Проехали, пролетели мы четыреста девяносто шесть километров; из них  триста пять – в полете, сто девяносто один – на колесах. Израсходовали примерно шестьдесят  два литра бензина. Осталось еще тридцать восемь литров.
   Мы достали из багажника вещи, и пошли домой. А папа решил не расслабляться, и сразу погнал машину на стоянку.
Ну, наконец–то, дома. Чувствуется усталость, зато какие впечатления, столько необычного видели и прочувствовали! Наверно, всю ночь буду летать после такой поездки!





Я ПОЙМАЛ КОТА!!! А ВАМ СЛАБО???

Логическая игра: нужно окружить кота, нажимая на круги, чтобы он не убежал с поля! Если не получилось - игра начнется заново.



Комментариев:
2
Оставить комментарий
Топ 5 авторов
Ник
57 Rajskij_Roman
32 Lykov
21 Elro
15 Dmitriy
11 AWC
Песочница
Последние публикации
Отклики
Последние отклики