Уже уходите?

Вы можете существенно помочь развитию проекта, просто посетив еще одну любую страницу сайта!

Вам это не составит никакого труда, но ваш вклад в развитие сайта, поверьте, будет очень весом!

Вы можете просто перейти на главную страницу или узнать какую уникальную возможность наш проект предоставляет для заработка зарегистрированным пользователям (нашим авторам) - здесь.

И мы вас больше не побеспокоим. Спасибо вам за понимание и терпение!

+

Томас Карлейль: судьба писателя

Размер шрифта:
  • А
  • А
  • А
Фото статьи

Последнее слово книги дописано. Писатель откладывает перо, оборачивается и говорит своей жене: «Я не знаю, стоит ли чего-нибудь эта книга и нужна ли она для чего-нибудь людям, её не поймут или вовсе не заметят, а так, скорее всего, и случится, но я могу сказать людям следующее: сто лет не было у Вас книги которая бы так искренне шла от сердца Вашего современника», - вот она истинная писательская позиция. Перед нами творец, желающий искренне и честно беседовать со своим читателем, но пишущий не на потребу публики, а потому что не мог не писать. Его соотечественники назовут его местным «английским Львом Толстым». Он вобрал в себя весь XIX век, обличая пороки механистической эпохи и обращая своего читателя к человеку, к его моральной стороне. Он не писал, он рисовал портреты словом. Книга «Французская революция» Томаса Карлейля, написав которую он сказал приведенные выше слова, стала открытием для своей эпохи. Она принесла автору популярность, это уникальный памятник историографии и литературы, прекрасное и причудливое переплетение художественного слова и исторической науки. Её автор - Томас Карлейль — писатель, историк и мыслитель, написал несколько исторических и философско-публицистических книг, один художественный роман и невероятное количество статей. Его судьба — это судьба писателя во всех смыслах этого слова. Во всем, в его судьбе, в его мыслях, в его взгляде на этот мир и в отношениях с ним проявлялась истинно писательская сущность.

Биография. Ранние годы

Обращаясь к биографиям наиболее видных британских интеллектуалов, мы увидим, что большинство из них были шотландцами по происхождению. Исключением не стал и Томас Карлейль, он родился в Шотландии в маленькой деревушке Эфилафечене и был старшим ребенком в многодетной семье. Его отец, Джеймс Карлейль, зарабатывал на жизнь честным трудом каменщика, а потом стал фермером. Семья жила скромно во всех отношениях. «Роскошью была даже обувь», - вспоминает Томас Карлейль. Отец его был человек нрава сурового, держал своё большое семейство в ежовых рукавицах. И жена, и дети уважали и безмерно любили главу семейства. Карлейль писал о своём отце: «Я горжусь своим отцом-крестьянином и никогда не поменял бы его даже на короля». В 1832 году, когда литературная карьера Томаса уже начинала расцветать, его отец умер: «Я хочу писать книги так, как он складывал дома», - напишет он в этот год в своём дневнике. Мать Карлейля — убежденная кальвинистка, женщина очень религиозная и набожная. После того как семьёй было принято нелегкое решение дать образование старшему сыну, мать мечтала о том, чтобы Томас стал проповедником. Он сам, обучаясь в местной школе, а потом в латинской школе в Аннане поначалу мечтал о духовной карьере.

Эдинбургский университет

Британия славится своими университетами. Названия Оксфорд и Кембридж известны каждому человеку на земле и вызывают трепет у многих, мечтающих об успешной карьере и престижном заграничном образовании. Вот только обучение там доступно не каждому. Как сейчас, так и тогда, в XIX веке, в период ученичества Томаса Карлейля, обучение в этих университетах определялось не столько знаниями и способностями молодых людей, сколько толщиной кошелька их родителей. Для бедных это престижное образование оставалось недоступным.

Совсем другое дело Шотландские университеты. Сюда студент приходил босиком, с котомкой за плечами. Никого содержания здесь не было. Учащиеся жили, где попало, питались чем придется, на скудные, поступающие из дома средства. Вот он перед нами, студент Эдинбургского университета - Томас Карлейль.

Никакого сопровождения обучения также не было. Студенты учились «чему-нибудь и как-нибудь», в меру своих сил. Большую роль играло самообразование. В годы студенчества Карлейль впервые обращается к немецкой литературе, которая окажет на него огромное влияние. Он очень много читал. Здесь его посещают первые сомнения в вере, он постепенно расстается с мечтой стать проповедником и, закончив только первую ступень, не остается на богословский курс и устраивается работать учителем математики.

Эдуард Ирвинг и Томас Карлейль. Духовный кризис

С момента, когда в 1814 году Карлейль покидает стены Эдинбургского университета, в его жизни начинается период духовных исканий. Большую роль в этом периоде его жизни сыграл Эдуард Ирвинг. Его имя, вероятно ещё менее известно российскому читателю, чем имя самого Карлейля. Ирвинг стал известен как проповедник, переосмысливший протестантское учение и основавший секту ирвинглианства. В момент их знакомства с Карлейлем он был руководителем школы в Киркальди. Часть родителей, недовольных обучением у Ирвинга, решили создать вторую школу, в которую пригласили Карлейля. Несмотря на соперничество на профессиональной ниве, молодые люди стали близкими друзьями. Эдуард был на три года старше Томаса и уже знал ответы на многие вопросы, которыми тогда задавался Карлейль. Во многом окончательный уход от веры и полное её отрицание в душе Карлейля произошли под влиянием Ирвинга, тогда уже формировавшего своё учение. Карлейль разочаровывается в учительстве, а Ирвинг мечтает о более широкой проповеднической деятельности. Они вместе уезжают в Эдинбург.

Возвращение в Эдинбург было для Карлейля связано с поиском нового рода занятий. Он хотел себя попробовать сначала в инженерном деле, потом в адвокатуре, но быстро разочаровался и в том и в другом. Благодаря протекции Ирвинга он устраивается воспитателем к детям некоего Буллера и начинает писать статьи в один из журналов. Зарабатывая первые самостоятельные деньги, он в меру возможностей помогает семье, в особенности брату Джону, поступившему в Эдинбургский университет и мечтавшему стать врачом. Он пишет свои первые биографии, в частности, жизнь Шиллера. В последствии он напишет многие биографии великих людей, среди которых будут и немецкий романтики (Новалис) и французские просветители и революционеры и его собственные друзья (Ирвинг, Стерлинг, Гете).

Вскоре происходит прощание с другом Ирвингом. Он уезжает в Глазго. Карлейль остается один на один с вечными вопросами, на которые постепенно находит ответы. Все двадцатые годы в его жизни были связаны с поиском себя, с осознанием своей сути, со становлением нового мировоззрения. Тогда же у него появляются мечты о написании книги, которыми он делится со своим братом Джоном.

Карлейль и Гете

Период духовных исканий Карлейля во многом ознаменован его знакомством с творчеством Гете и началом переписки с «великим иностранцем». Роман Гёте «Годы учения Вильгельма Мейстера» оказал огромное влияние на Карлейля. Главный герой романа стал для него примером духовной эволюции. Он переводит этот роман на английский язык и оправляет этот перевод Гете вместе с очерками «Жизнь Шиллера». Гете удостоил его труды высокой оценки. Так начинается их переписка. Карлейль считал Гете своим учителем. Он перевел многие его труды, он открыл Гете англичанам, дав свою интерпретацию его творчества, и заставил уважать великого иностранца. Гете повлиял на этические взгляды Карлейля, на моральную сторону его творчества, на философию труда, который понимался Карлейлем в духе романтизма. Гете предлагал оценку роли личности по «духовно-моральному» принципу, вместо социального, присущего работам Карлейля. Сам Гете Карлейлем идеализирован. Гете у Карлейля - великий учитель жизни, и сам Томас старался жить по принципам Гете.

Назад в деревню

Постепенно внедряясь в литературные круги и примеряя на себя жизнь в большом городе, Карлейль начинает понимать, что не вписывается в это общество. Ему здесь не комфортно. Он мечтает о деревенской жизни. Хочет жить на ферме, где он бы мог заниматься творчеством, а его брат Александр, держал бы ферму. «Деревенский проект» помогает осуществить семья. Томас на некоторое время перебирается на снятую для него ферму и понимает, что не ошибся. Тихая жизнь в глуши — то, что нужно его писательской натуре. Но такая жизнь продолжается недолго — грядут изменения, связанные с личной жизнью. Вскоре Томас женится.

Джейн Уэлш-Карлейль

Они познакомились ещё в 1821 г. благодаря их общему другу Ирвингу, когда тот жил ещё в Эдинбурге. Она была представительницей довольно состоятельного семейства, но девушкой образованной и начитанной. Их дружба, начавшаяся в Эдинбурге, постепенно становиться нечто большим и перерастает в роман в письмах. Они любят друг друга, но Джейн не готова связать свою жизнь с нищим писателем. Она чувствует его сложный характер, пишет ему о том, что любит его и готова быть его другом, но женой — никогда. Сам Карлейль понимает свою неустроенность. Молодость уходит, а он все ещё беден и пока толком ничего не достиг. Он тяготится этим, и делится своими переживаниями с Джейн. В конце концов любовь побеждает все сомнения, и в 1826 году, вопреки недовольству родителей Джейн, не желающих подобной партии для своей дочери, они женятся. Сначала чета поселяется в Эдинбурге, Томас становится постоянным автором журнала «Эдинбургское обозрение», а потом их обоих снова тянет загород. Они поселяются в поместье Крегенпутток, где появляются на свет первые значимые работы Карлейля.

Они проживут вместе 40 лет до самой её смерти в 1866 году. Потеряв жену, Карлейль поймет, что недостаточно ценил её при жизни. Потомством они так и не обзавелись, так как Джейн была бесплодной.

Крегенпутток

Здесь, в английской глуши, Томас, продолжая работу в «Эдинбургском обозрении» пишет статьи, в которых выражает своё отношение к современной ему эпохе, критикует индустриализм, призывает к возвращению к естественности, взывает к моральной стороне в человеке. Статья «Призрак времени» произвела фурор в среде английской интеллигенции. Прочитав её, американский романтик Эмерсон, часто гостивший в Лондоне, решается отыскать автора и познакомиться с ним. Он приезжает к Карлейлю в деревню. Так начинается их дружба, выразившаяся всего в нескольких встречах во время посещений Эмерсоном Англии. Американский романтик считал Томаса Карлейля своим учителем, через его влияние идеи Карлейля перешли на американский континент. Из-за чрезмерного радикализма и едкого слога статей Карлейль теряет возможность занять вакантное тогда место редактора «Эдинбургского обозрения», более того, несколько следующих статей он публикует в других журналах. Но «Характеристика нашего времени» - следующая из важнейших его публицистических работ снова выходит в «Эдинбургском обозрении».

В этот же период появляется его первый и единственный художественный роман “Sartor Resarsus”, что в переводе означает «Перелицованный портной». Этот роман — сочетание критики и трагизма, иронии, сатиры и драмы. Он во многом автобиографичен. Под главным героем романа немецким профессором Телфельсдреком Карлейль понимает самого себя, а основой философского содержания романа и духовного мира героя становятся те вопросы, которые стояли перед Карлейлем в момент духовного кризиса. Он переосмысливает и обрабатывает их в художественной форме, сделав это невероятно красиво и точно, ухватив самую суть противоречий своей эпохи.

Жить в Лондон

В Лондон он впервые приезжает в 1831 г. хлопотать об издании своего романа. Тогда же он заводит здесь первые знакомства и новых друзей, одним из которых становится Джон Стерлинг. В 1834 г. он с семьёй переезжает в Лондон. И через год жизни в Лондоне знакомится с Джоном Стюартом Миллем. Они совершенно не схожи во взглядах. Милль — рационалист, Карлейль — идеалист, но это ничуть не мешало их многолетней дружбе. Милль оказывал Томасу поддержку в подборе материалов для его главного исторического труда «Французская революция. История», которую Томас начал писать почти сразу, как переехал в Лондон.

Главные книги

В лондонский период увидели свет три главные работы Томаса Карлейля - «Французская революция. История», «Герои, описание героев и героическое в истории» и «Прошлое и настоящее». С написанием «Французской революции» связан весьма трагичный для писателя эпизод, произошедший в доме Милля. Он дал другу на прочтение первую часть рукописи, но прислуга, перепутав, приняла его за бумагу для розжига и почти весь труд был сожжен. Всё пришлось восстанавливать заново, но в 1837 г. Карлейль завершил написание своей великой книги.

Свою философию истории он изложил в книге «Герои, описания героев и героическое в истории». Автор вводит в историческую мысль культ героя. Он понимает историю, как сумму биографий великих людей. Именно великий человек — герой, меняет и творит историю. Он выделяет шесть категорий героев: герой как божество (в качестве примера приводится скандинавский Один), герой-пророк (на страницах его книги это исламский Магомет) Герой-проповедник (Нокс и Лютер). Другие три категории — герой-поэт, куда он включает своего кумира Гёте и «настоящего человека» Бернса, герои-писатели и самая высшая категория «геройства» - герои-цари, в которой описывается Кромвель и, с некоторыми оговорками, Наполеон. Двойственное отношение к Наполеону как к личности и как к герою, изменившему историю, чувствуется и в его книге «Французская революция».

За два месяца 1845 г. была написана его книга «Прошлое и настоящее», где на основании одной средневековой хроники он сравнивал современную эпоху со средневековьем, указывая на формализм современного его времени. Многие поняли эту работу как идеализацию средневековья, причислив Карлейля к консервативно настроенным поклонникам эпохи. Но это была не идеализация, а скорее реабилитация, характерная для романтизма. Карлейль во многом творил и мыслил именно в духе романтизма, ведь более всего на него повлияли немецкий романтики. Хотя в полной мере его нельзя отнести ни к одному из философских течений.

Последний период жизни

В последний период жизни Томас Карлейль становится всё более одиноким. Некоторые его друзья умирают, как например Стрелинг и Ирвинг, с другими он расходится. Из-за радикализма взглядов, выраженных в очерках 50-х годов, приходит конец их дружбе с Дж. С. Миллем. В эти годы он много путешествует, посещает родину Гете Германию и едет в Веймер, резиденцию своего кумира. Он давно мечтал об этой поездке и жалел, что не смог оказаться там при жизни своего литературного учителя. В 1866 году, когда он едет в Эдинбург, чтобы прочитать лекцию в качестве приглашенного из Лондона профессора, приходит печальная новость о смерти жены. Карлейль остается практически один. Другом его старости становится его горячий поклонник, известный английский писатель Ч. Диккенс. В 50-60-е годы он пишет ещё одну свою великую книгу «Жизнь Фридриха Великого», которого он сравнивает с Кромвелем. Он показывает Фридриха как героя-царя, рисует живой и героический портрет этого немецкого правителя. «Фридрих» - один из самых объемных трудов Карлейля. Он более всего напоминает историческое сочинение, хотя живой литературный слог, благодаря которому все его исторические труды получились очень литературными, находящимися на грани с художественными произведениями, сохраняется.

В последнее десятилетие своей жизни пишет мало. И лишь франко-прусская война заставляет его взяться за перо.

Умирает Карлейль в 1881 году. Он, добившийся высочайшего признания, его талант ценила сама королева Виктория, был достоин того, чтобы быть похороненным в Вестминстерском аббатстве, но при жизни Карлейль всячески противился этому и завещал себя похоронить на родине, рядом с родными. Воля писателя была исполнена.

Комментариев:
5

  • 12.06.2016 06:51:07
    Наверняка Любая творческая личность очень эмоциональна. Творческий человек пишет свои творческие работы своими чувствами,эмоциями. Будь то стих, рассказ, повесть, новелла, картина, фильм... Опять же творческая натура очень ранима. Творческая личность с тонкой душой, воспринимающей все близко к сердцу. Воспринимающей близко к сердцу все, что происходит вокруг нее. Если человек творит сердцем, душой, то получаются, пожалуй, самые лучшие его творческие работы. Чем он выплескивает свои эмоции

  • 06.05.2016 01:59:22
    Слышал, недавно был референдум по независимости Шотландии от UK. Причём шотландки утверждали по телевизору, будто они - шотландцы - это совсем не англичане. Тогда мне казалось, что эти ребята "дурУ гоняют", ведь всем известно, что англичане и все прочие жители острова - то же самое. Вы не в курсе, чем закончился референдум?

  • 05.05.2016 23:59:47
    Алексей, как говорил наш препод по философии: "Все более менее симпатичные британцы оказываются шотландцами".

  • 05.05.2016 21:41:43
    Выходит, что это Шотландия самая крутая часть Британии... Так ведь? Слышал у англичан шотландцы нечто вроде чукчей у русских.

  • 05.05.2016 03:00:56
    Интересный материал.

Оставить комментарий
Песочница
Последние публикации
Отклики
Последние отклики