Уже уходите?

Вы можете существенно помочь развитию проекта, просто посетив еще одну любую страницу сайта!

Вам это не составит никакого труда, но ваш вклад в развитие сайта, поверьте, будет очень весом!

Вы можете просто перейти на главную страницу или узнать какую уникальную возможность наш проект предоставляет для заработка зарегистрированным пользователям (нашим авторам) - здесь.

И мы вас больше не побеспокоим. Спасибо вам за понимание и терпение!

+

Кто такие крестоносцы? Что такое крестовый поход: история крестоносного движения

Размер шрифта:
  • А
  • А
  • А
Фото статьи

Крестовые походы… эти слова кажутся нам неотъемлемой частью Средневековья – между тем, в Средние века такого термина не существовало (его ввели историки Нового времени), а тогда про тех, кто отправлялся на Святую землю воевать с неверными, говорили просто – «приняли крест»… или же называли их «пилигримами», так же, как и тех, кто отправлялся туда в паломничество – ведь и крестовый поход был для людей Средневековья своего рода паломничеством – правда, с оружием в руках…

Как и почему это началось?

В наше время любят говорить о об алчности церковных и светских феодалов, жаждущих богатой добычи и новых владений, о необходимости призвать к порядку безземельных странствующих рыцарей (читай: грабителей)… да, и это тоже было. Но всё же присмотримся повнимательней к тому, что происходило в Палестине. Ведь там тоже жили христиане… какой была их жизнь?

1009 год. Халиф Хаким приказал разрушить все христианские храмы, начиная с церкви Гроба Господня, христиан же обязал постоянно носить на шее медный крест весом около 5 кг, а евреев – волочь за собой плаху в форме телячьей головы. Правда, в 1020 г. такие откровенные гонения прекратились (а византийцы в 1048 г. восстановили храм Гроба Господня), но христианам стало не намного легче – и тем, кто жил там постоянно, и тем, кто отправлялся в паломничество… впрочем, вторые могли легко перейти в разряд первых: став жертвой грабителей, можно было лишиться всех денег – и попросту не на что было возвращаться домой (то же самое могло произойти с пленником, отпущенным за выкуп).

Впрочем, такие люди ещё должны были быть благодарны судьбе – в отличие, например, от паломников во главе с епископом Гюнтером, которые весной 1065 г. стали жертвами нападения арабов. Те немногие из них, у кого было оружие, в конце концов отказались от сопротивления, умоляя вождя о перемирии – но это не спасло их от расправы… Это происшествие примечательно только большим количеством жертв – а ведь подобных случаев было много. Тех, кого не убили, могли продать в рабство. Отказаться же от паломничеств было немыслимо – хоть это и не являлось обязательным (как хадж для мусульман), всё же каждый христианин того времени считал своим долгом прикоснуться к земле, которая помнит Спасителя…

Информация тогда распространялась не так быстро, как сейчас – и всё же вести о такого рода событиях доходили до христианского мира – и вызывали не меньшее возмущение, чем у нас сейчас – убийства русских детей американскими усыновителями или расправы над косовскими сербами. Вот только не было тогда ни ООН, ни международных трибуналов – и там, где мы ждём какой-то реакции от международных институтов, человек Средневековья мог только действовать. Непосредственным же толчком к началу крестоносного движения послужило вторжение турок-сельджуков в христианскую Византию – и просьба византийского императора о помощи (не будем забывать, что в Средние века национального самосознания ещё не существовало – и то место, которое занимает у нас солидарность национальная, тогда занимала солидарность религиозная).

Словом, когда в 1095 на соборе в Клермоне папа римский Урбан II произнёс свою знаменитую речь с призывом «быстрее поспешить на выручку нашим братьям, проживающим на Востоке», люди, до которых дошёл его призыв, руководствовались отнюдь не только желанием пограбить… Были и такие, конечно – но увы, определённый процент «человеческой грязи» всегда пристаёт к любому делу – даже самому благородному.

Так или иначе, в Первом крестовом походе, начавшемся в 1096 г., приняло участие около 300 000 человек. Во главе его стоял весь цвет рыцарства тех времен: Раймунд IV Тулузский, брат французского короля Гуго де Вермандуа, герцог Нормандии Роберт Куртгёз, Готфрид Бульонский, Боэмунд Тарентский и его племянник Танкред. Этот самый первый поход был, пожалуй, самым успешным: крестоносцы одержали победу над турками при Дорилее, захватили Антиохию (основав там христианское государство), помогли армянскому правителю Торосу отвоевать область Эдессы (правда, ничего не сделали, чтобы спасти Тороса во время бунта – и правителем Эдессы стал Балдуин Булонский… графство Эдесское просуществовало до 1144 г.), и достигли главной своей цели – взяли Иерусалим. Для сохранения завоеваний было решено назначить Готфрида Бульонского королём Иерусалимским – но он не посчитал возможным принять королевский венец там, где Спаситель принял венец терновый, и ограничился титулом «защитника Гроба Господня». Правда, последующие правители Иерусалимского королевства (начиная с Балдуина, брата Готфрида) не стеснялись именоваться королями… Кроме княжества антиохийского, графства Эдесского и Иерусалимского королевства было основано ещё одно христианское государство – графство Триполитанское.

Неудачи начались со Второго похода, предпринятого в 1147 г. после падения Эдесского княжества – главного форпоста христиан на Востоке. Поход этот был плохо организован, поражение следовало за поражением – и единственным результатом похода стала уверенность мусульман в возможности уничтожения христиан на Востоке.

По настоящему тяжёлые времена для христиан в Палестине наступили в 1187 г., когда «стараниями» бездарного короля Иерусалимского Гвидо де Лузиньяна христианская армия потерпела поражение при Хаттине, а затем мусульмане захватили несколько христианских владений: Аккру, Яффу, Бейрут и наконец – Иерусалим.

Ответом на эти события стал Третий Крестовый поход (1189-1192гг.), который возглавили четыре могущественных монарха: Ричард I Львиное Сердце, Фридрих I Барбаросса, французский король Филипп II Август и австрийский герцог Леопольд V. Главным же их противником султан Египта и Сирии Салах-ад-Дин (известный в Европе как Саладин) – тот самый, который незадолго до этого победил христиан при Хаттине и взял Иерусалим. Его уважали даже враги – за такие "рыцарские добродетели", ценимые и в Европе, как храбрость и великодушие к противнику. И Саладин оказался достойным противникам: Иерусалим взять так и не удалось… рассказывают, что королю Ричарду посоветовали подняться на холм, с которого виден Иерусалим, но Ричард отказался: он считал, что раз он не смог отвоевать свящённый город – то и видеть его недостоин… Правда, крестоносцам удалось отвоевать Аккру, которая стала теперь столицей Иерусалимского королевства. Кроме того, было основано ещё одно христианское государство – Кипрское королевство, существовавшее до 1489 г.

Но пожалуй, самым позорным событием в истории крестоносного движения стал Четвёртый Крестовый поход (1202-1204 гг.). Началось всё с того, что венецианцы, пообещав предоставить корабли, в последний момент заломили за них такую цену, что денег не хватило. В счёт долга венецианский дон Энрике Дандоло предложил вождям крестоносцев оказать услугу Венеции, а именно… разгромить Задар – город в Далмации (разумеется, христианский), составлявший конкуренцию Венеции – что и было сделано. Надо отдать должное папе Иннокентию III – он отлучил от церкви всех, кто принял в этом участие, но вскоре отменил отлучение, оставив его в силе только в отношении зачинщиков-венецианцев.

Затем в лагерь крестоносцев явился Алексей Ангел – сын свергнутого византийского императора Исаака Ангела – и попросил помощи в деле возвращения трона его отцу. Он обещал щедрое вознаграждение, а главное – передачу Византийской церкви (православной) под власть папского престола. Вопрос был оставлен на усмотрение папы римского, папа – как умный политик – напомнил крестоносцам о главной цели их экспедиции, но твёрдого «нет» не сказал… на языке дипломатии это означало «да» – и крестоносцы двинулись на Константинополь. Справедливости ради следует заметить, что некоторые вожди крестоносцев (в частности, Симон де Монфор – тот самый, о котором чаще всего вспоминают в связи с расправой над катарами и фразой «Убивайте всех – господь отличит своих») отказались воевать с христианами (пусть даже не католиками) и отвели свои войска, но большинство крестоносцев соблазнились посулами Алексея. Константинополь был взят, престол был возвращён Исааку. Правда, слепой престарелый император уже не владел реальной властью…

Впрочем, не намного больше её было и у Алексея. Во всяком случае, выполнить свои обещания он не мог: во-первых, казна оказалась пустой (стараниями сбежавшего узурпатора), во-вторых, подданные были отнюдь не рады непрошенным спасателям… В конечном итоге, Исаак снова бы свергнут, Алексей убит – а новый правитель не желал иметь дела с крестоносцами. И тогда они решили, что сами возьмут своё.

Последовал новый штурм Константинополя, а затем – варварский грабёж, сопровождавшийся расправой над мирными жителями и откровенным святотатством: не щадили ни гробницы императоров, ни храмы, куда откуда выносили всё, что было ценного (а святые мощи просто разбрасывали), в храмы приводили мулов и лошадей, чтобы вывезти награбленное. Глумление над православным святынями дошло до того, что в в храмы приводили уличных девок и заставляли их обнажёнными танцевать на святых престолах.

Остаётся только догадываться, как всё это объяснили тем рядовым участникам похода, которые отправились не пограбить, а «поработать за идею»… и если в отношении Константинополя ещё можно было пришить какую-то идеологическую подкладку – борьба с «православной ересью» (впрочем, как мы уже видели, и это не со всеми «работало») – то как им объяснили разгром Задара?

Наверное, неудивительно, что после этих событий в Европе стали сомневаться, что отвоевание Святой Земли возможно – слишком уж грешны стали христиане… а такое дело только тем по плечу, кто безгрешен. А безгрешны только дети!

Если идея носится в воздухе, то непременно найдётся тот, кто её реализует… 12-летний пастушок Этьен увидел во сне Христа, повелевшего ему отправиться на святое дело – освобождение Святой Земли. Конечно же, нашлись взрослые, которые этот случай – как бы сказали сейчас – «раскрутили» – и в 1212 г. «войско» французских и немецких подростков двинулось в путь. Многие погибли ещё по дороге к морю – а перед теми, кто его достиг, море почему-то не расступилось (как ожидали). На помощь пришли купцы, предоставившие корабли юным крестоносцам. Но у купцов были свои планы: тех детей, которые не погибли во время шторма, они продали в рабство…

Впоследствии состоялось ещё 4 Крестовых похода: в 1217 г., в 1228г., в 1248 г. и 1270 г. – но крестоносному движению так и не удалось подняться до высот Первого крестового похода: всё больше было распрей между самими крестоносцами, всё меньше успехов в Святой Земле… Сарацины отвоёвывали христианские владения на Востоке одно за другим – и финалом стал захват Триполи в 1289 г. – это означало конец христианских государств в Святой земле.

Ещё больше опозорили саму идею крестоносного движения Крестовые походы в Европе: крестовые походы против славян в земли за рекой Лаба (ныне – Эльба) в 1147 г., крестовые походы в Прибалтике, Эстонии, Финляндии – и, конечно, на Русь (когда с крестоносцами успешно воевал князь Александр Невский), а также Альбигойский крестовый поход – когда под предлогом борьбы с ересью катаров были захвачены и разграблены земли Окситании…

Крестоносное движение правильнее всего будет охарактеризовать одним известным изречением Новейшего времени: «Хотели как лучше – получилось как всегда»… неужели это вечная судьба человечества – любую идею опошлить, обесчестить и превратить в полную противоположность?


Оставить комментарий
Топ 5-ти авторов
Ник
41 Venera
15 Rajskij_Roman
14 YagodkinAnatoll
11 Lykov
8 Elro
Песочница
Последние публикации
Отклики
Последние отклики