Реалистичные положительные персонажи. Существуют ли?

Размер шрифта:
  • А
  • А
  • А
Фото статьи

Пока кто-то размышляет над тем, существует ли НЛО, я размышляю над не менее сложным вопросом - существуют ли в нашей (причем говоря "нашей" я имею в виду всю литературу планеты Земля) положительные персонажи. Такие, о котором Станиславский спокойно бы сказал: "Верю!".

А вот с этим в мировой (и русской) литературе как раз проблема. Реалистичный, живой, яркий злодей - да пожалуйста! Сколько угодно. А вот с яркими положительными персонажами в литературе проблема. В кино ситуация чуть лучше - я уже писала, что диснеевские принцессы хоть и положительны, не выглядят эфемерными. Хотя русские сериалы, которые штампуют, как на конвейере, увы, грешат тем же самым. Особенно с образами женщин - тихая, положительная домашняя героиня (просто ангел во плоти) и стервы-карьеристки. Причем нередко героиня после череды страданий и несправедливости из жертвы превращается в нечто стервоподобное и начинает всем мстить и возвращать все, что у нее отняли. Имущество, детей и т.д.

Но в литературе я редко сталкиваюсь с живыми положительными персонажами. Особенно если брать литературу 19 века.

Не так давно я вернула в библиотеку том Гюго "Отверженные". Каюсь, не осилила. Причем не только из-за длинных и, на взгляд читателя, совершенно ненужных рассуждений о смысле революции 1832 года во Франции, о народе и баррикадах, но и из-за совершенно неживых героев. Более-менее неплохо выписаны только супруги Тенардье - совершенные злодеи. Но вот Жан Вальжан и его воспитанница Козетта..Однако когда я взялась за Диккенса "Лавка древностей", чуть было не воскликнула: "Козетта, ты что ли? А как тебя в Англию занесло?". Действительно, возникает полное ощущение, что Козетта в свободное время подрабатывала малюткой Нелли Трент в "Лавке Древностей". А еще на полставки в произведениях русской детской писательницы Лидии Чарской (хотя скажу честно, Чарскую я с детства люблю). Тут можно перечислять, наверное, все ее произведения, поскольку положительные героини (как, впрочем, и отрицательные) у нее практически на одно лицо. Точнее, на один характер. Люда Власовская в "Записках институтки", сиротка Сибирочка из одноименной повести, Дуня Прохорова в повести "Приютки" (хотя уж воспитанница ремесленного приюта, девочка из народа, должна чем-то отличаться от барышень из ее "институтских" повестей!). Немного отличается от них взрослая Ирина Аркадьевна из повести "Сестра милосердная". Она, по крайней мере, чуть глубже и чуть менее сентиментальна. 

 Итак, что отличает всех перечисленных мной героинь? И главное, что делает их "неживыми"?

1. Ограниченность эмоций. Либо радость, либо горе. Ну, или страх на худой конец. Но если радость, то какая-то мотыльковая. Так Козетта, живя со своим опекуном Жаном Вальжаном, целыми днями бегает в саду, собирает цветочки. Пока не влюбляется в мечтателя Мариуса. Такой же, вероятно, была Нелли Трент до того, как любимый дедушка проиграл все их имущество в карты. Эти героини не могут "встать ни с той ноги", не могут позавидовать кому-то, обидеться. Раздражительность и злость им также чужды, будь для этого хоть три тысячи поводов.

2. Абсолютная любовь к родителями или опекунам. Любовь всепрощающая и преданная, без тени сомнений или опять-таки раздражительности. Дедушка Нелли, как я уже писала выше, проиграл все их имущество, после чего им пришлось побираться. Наверное, вряд ли кто-нибудь осудил бы Нелли, если бы она хотя бы в мыслях позволила себе упреки или раздражительность против него. Причем она могла бы также заботиться о нем. Ведь сила любви, абсолютно любой, заключается в умении преодолеть обиды. И если бы Диккенс показал хоть какую-то внутреннюю борьбу в сердце Нелли, хоть какую-то обиду на дедушку - образ от этого, на мой взгляд, только выиграл бы. Но даже когда старик снова вернулся к своей страсти - азартным играм и начал подворовывать деньги у самой Нелли - ни тени упрека! Козетта живет с человеком, которого зовет отцом, но он ничего не говорит ей о себе. Разве не естественно задуматься, кто он такой, кем он ей приходится и вообще откуда взялся в ее жизни? Но нет - Козетта принимает все, как должное. Задумываться таким персонажам положено только тогда, когда автор им позволит. И только о том, о чем он им позволяет задумываться.

3. Положительная героиня никогда и ничего не может хотеть для себя. Никогда. Таково правило романтических писателей 19 века. Ирина Аркадьевна из "Сестры милосердной" живет для своей родной семьи - желание создать собственную у нее даже не возникает, хотя в книге указано, что она довольно привлекательна. Брат Аркадий, женатый на настоящей мегере Нетти, сестра Катя и обожаемая матушка, которая появляется только в конце книги, но на протяжении всей истории Ирина пишет ей письма или посылает деньги. Причем более того - почти весь свой заработок, который она получает в семье брата. Тот проявляет такую же самоотверженность, только по отношению к Нетти. Нелли у Диккенса тоже и не задумывается о том, чего хочет она сама. Только жить спокойно рядом с дедушкой. Впрочем, ей простительно - все-таки возраст. Хотя..двенадцать лет, наверное, самое время хотеть чего-нибудь, разве не так? Хотя бы помечтать о принце. Причем это совершенно не является предательством по отношению к дедушке. Однако проверить, возникли бы такие мысли у Нелли в будущем, Диккенс читателям не дал - Нелли умирает. Жизнь Козетты складывается лучше - она выходит замуж за Мариуса. Правда, увы, умнее не становится.

Но каким все-таки должен быть положительный герой? Чтобы можно смело сказать ему "верю"?

Сложно сказать. Вот лично мое мнение.

Во-первых, персонаж должен быть не лишенным лишенный определенных недостатков. Гарри Поттер - один из самых живых положительных персонажей. Как и его друзья - Рон и Гермиона. Рон втайне страдает от своей роли "младшего" брата, в тени пяти старших братьев. Гермиона жива именно своей сверх-правильностью. Из советской литературы можно вспомнить Лену Бессольцеву и..Володю из "Старика Хотаббыча". Обоим им свойственно стремление быть принятым в детском коллективе. Лена в начале сознается, что стыдилась своего дедушки, его потертого пальто в заплатах и его бедности. Нелли Трент подобные мысли никогда бы в голову не пришли, и никакой Димка Сомов не заставил бы ее устыдиться своего дедушки. Хотя сравнивать дедушку Нелли - безумного игрока, и Николая Николаевича Бессольцева просто глупо. Последний заслуживает куда большего уважения. Лена раскаивается в этом ложном стыде, когда признается в нем дедушке. Но такие мысли приходили ей. Как живой девочке, входящей в подростковый возраст, которая встает перед выбором между мнением детского коллектива и родным человеком.

Во-вторых, и что, на мой взгляд, не менее важно, герой должен проходить внутреннее развитие на протяжении произведения. Не может быть такого, чтобы герой, прошедший испытания (а авторы книг о детях-сиротах на них не скупятся), остался таким же, как и был. У Гюго Козетта прошла тяжелую школу жизни в раннем детстве в семье Тенардье. И что же? Все равно осталась милым, безмозглым мотыльком! Семья Тенардье напрочь вылетела из ее памяти и никак не сказалась на ее характере.  Чего в реальной жизни быть не может.

Да, изобразить живого, яркого положительного героя гораздо труднее. Но образ положительного героя гораздо важнее, чем отрицательный герой-антагонист. Это некий пример, особенно в детской литературе. В главном герое читатель инстинктивно чувствует себя. И должен узнавать себя. Живого, реального человека, со своими проблемами и недостатками. Но единым светлым стержнем. 


Комментариев:
4
Оставить комментарий
Топ 5-ти авторов
Ник
17 Lykov
11 Rajskij_Roman
11 YagodkinAnatoll
10 Elro
8 Venera
Песочница
Последние публикации
Отклики
Последние отклики